Автобиографическая повесть мастера спорта международного класса по радиоспорту,
трёхкратного чемпиона мира, чемпиона олимпийских соревнований “Barcelona-92”
Сергея Сафонова, 4X1IM ex UT5DK
Светлой памяти Комиссарчика Михаила Яковлевича - 4X4CD посвящается.









Радио – моя жизнь.

У большинства радиолюбителей наше прекрасное “хобби” уходит корнями в далёкое детство. Для многих оно стало профессией и образом жизни, без которого сама жизнь была бы ненужным существованием. Немало красивых строк написано о широте и разнообразии интересов, которые охватывает коротковолновое радиолюбительство. Но с особым чувством вспоминаются люди и обстоятельства, которые привели нас к этому увлечению, впоследствии ставшему делом всей жизни. Буду рад, если моё повествование навеет приятные воспоминания у моих уважаемых коллег.

Глава I.

Большую часть своей сознательной жизни я провел в городе Мукачево, Закарпатской области Украины. Поэтому, моя память о начале радиолюбительства возвращает меня именно в это место. Такое явление как Радио и всё, что с ним связано, будоражило моё сознание с самого раннего детства. В возрасте четырёх-пяти лет (1950-1951 г.г.) меня поражал громкоговоритель с открытым чёрным диффузором, висевший в углу комнаты и говоривший человеческим голосом. Это было необъяснимое чудо. Подсознательно я понимал, что провод, идущий от громкоговорителя к розетке в стене, также причастен к происходящему. Но от этого загадка не становилась легче.

Позже у нас дома появился радиоприёмник “Москвич”. Это было для меня очередным чудом, более высокого порядка. К великому счастью, мне не запрещали его включать, регулировать громкость и крутить ручку настройки. Все мои игрушки отошли на задний план, и внимание было приковано только к приёмнику. К тому времени я уже заканчивал учебу в первом классе и мог читать названия городов на шкале приёмника. Узнав от родителей, что эти города находятся очень далеко, а радиопередачи ведутся именно оттуда, удивлению моему не было предела. Однажды, заглянув сквозь отверстия в задней крышке приемника, я как будто попал в таинственный мир. Неяркие лампочки для подсветки шкалы освещали также внутреннее пространство, заполненное какими-то необычными предметами. В стеклянных колбах ламп тускло-красноватым светом тлели какие-то угольки. Особое внимание привлек к себе совершенно необычный предмет с множеством металлических пластинок. Но вершиной удивления было то, что при вращении ручки настройки и переходе с одной станции на другую, внутри приемника ничего не происходило, кроме небольшого изменения положения пластинок загадочного предмета. Это было главным чудом, совершенно непостижимым моему детскому разуму. Всё это волшебство дополнялось не похожим ни на что запахом, который источало внутреннее пространство приемника.

Долгое время я находился под впечатлением от увиденного, но на многочисленные возникшие у меня в связи с этим вопросы, никто ни из моих друзей, ни из взрослых ответа дать не мог. Из этого я сделал вывод, что владение тайными знаниями о радиоприемнике – удел очень узкого круга учёных людей. Таковыми были мои первые и самые яркие впечатления от знакомства с радиоприёмником. К сожалению, в последующие детские годы в моём окружении не было никого и ничего такого, что могло бы послужить продолжением моего интереса к радио.

Радио, как осмысленное и целенаправленное увлечение, пришло ко мне значительно позже, в 1959 году, когда я перешёл в седьмой класс. Однажды в школьном коридоре я увидел учителя физики, который держал в руках коробку из органического стекла оранжевого цвета. Внутри коробки находился таинственный предмет с пластинками, знакомый мне с детства, катушка, намотанная блестящим лакированным проводом виток к витку и ещё несколько незнакомых мне деталей. Со слов учителя я узнал, что это детекторный приёмник, изготовленный учениками старших классов, что он работает на высокоомные наушники при подключении антенны и заземления. Но самое главное – не требует электропитания.

При этом я опять, как в детстве, испытал необычное волнующее состояние соприкосновения с чудом и всю свою «дипломатию» использовал на то, чтобы выклянчить у учителя этот приёмник хотя бы на пару дней.

К счастью, мне это удалось. Отец купил мне наушники, и я начал свои эксперименты. Антенной мне послужил двухметровый кусок провода, а заземлением – большой цветочный горшок, где рос фикус. Конечно, я ничего не услышал и был крайне расстроен. На следующий день, встретив учителя физики, я рассказал ему о своей неудаче. Узнав о моей антенне и заземлении, он рассмеялся и посоветовал сделать антенну из длинного провода, расположив её чем выше, а для заземления, как минимум, использовать водопровод. Я еле дождался окончания уроков и помчался домой, окрылённый новой идеей.

В сарае нашёл большой моток провода и протянул его с крыши дома на дерево, общей длиной метров тридцать. Заземлением стал водопровод. Качество заземления было неплохим, так как мы жили в одноэтажном доме. И, о чудо! ”Великий немой” заговорил!

Слышны были сразу две станции, и отстроиться от одной или от другой с помощью конденсатора переменной ёмкости было невозможно. При полном введении пластин громче была слышна одна станция, при их выведении – другая. О том, что такое избирательность и от чего она зависит, я тогда не знал.

О своих экспериментах с детекторным приёмником я делился с друзьями и одноклассниками. Одних это никак не интересовало, другие проявляли живой интерес. Среди проявивших любопытство ребят оказался Юра Клайман, мальчик из параллельного класса. Впоследствии мы стали друзьями, и дружим по сей день, (ex UT5DF , а с 1974г. – 4Z4TA). Оказалось, что Юра уже прошёл стадию детекторных приёмников и начал заниматься постройкой более сложного лампового приёмника.


Автор(слева) и друг Юра-UT5DF.
Катастрофически не хватало специальных знаний по радиотехнике для понимания элементарных процессов, происходящих при радиоприёме. Почерпнуть эти знания можно было из популярной литературы в простом, понятном для подростков изложении. И по совету Юры я записался в городскую библиотеку. В первый же день взял пару книжек и в течение нескольких дней буквально впитал их содержание.

Там были интересные и нужные мне сведения по электро и радиотехнике, интересные рисунки и простенькие схемы. Я получил элементарные знания о токах низкой и высокой частоты, о явлении электрического резонанса и роли колебательного контура, о процессах модуляции и детектирования, о радиодеталях и о многом другом, и по-детски, очень гордился приобретёнными знаниями. С тех пор с технической литературой я не расставался и никогда не жалел средств для её покупки.

Всё моё свободное время занимало конструирование радиоприёмников. Примерно за полгода я продвинулся от детекторных приёмников до супергетеродина. Отец, видя моё страстное увлечение, периодически покупал мне детали и инструменты. А однажды откуда-то принёс неработающий приёмник “Огонёк” и подарил его мне. Это был двухдиапазонный супергетеродин для приёма на средних и длинных волнах. Я раздобыл его схему и отремонтировал. С тех пор он стоял на столике у моей кровати, являясь свидетельством “воскрешения из мёртвых” с моей помощью.

Следующая глава 2